После велопрогулки.

Этому сложно подобрать достойное название...

  • Нашлось дивное. Отрывок из брошюры 1924 года «Старый и новый быт», где автор говорит о принципиально-новом отношении социума к колдовству. Вся феерия - в последних строках. Я даже не знаю, как это назвать.

    Collapse )
  • orang

    Неполиткорректные мысли о черных

    Igor_piterskiy
    Открывающие глаза наблюдения американца, жившего в Африке почти 20 лет

        «Почти никто, чёрный или белый, левый или правый, никогда не говорит ничего, кроме чепухи, о расе»

    Так пишет Гедалия Браун в своей замечательной книге, которая совсем не чепуха. «Расизм, вина и самообман» - одна из тех редких книг, настолько полных понимания и здравого смысла, что о них приятно писать. Поскольку предметом является раса, эта книга не нашла коммерческого издателя, но ее можно заказать непосредственно у автора.

    Доктор Браун живет в Африке с небольшими перерывами с 1976-го года и в Южной Африке с 1988-го года. Эта книга в форме дневника описывает, как контакт с Черным континентом быстро развеял его либеральные взгляды и привел к таким поразительным, но правдоподобным выводам, что большинство американцев (даже читатели American Renaissance) может быть удивлено.

    Два тезиса

    Доктор Браун за годы близости с африканцами сделал два основных вывода.

        Во-первых, практически все африканцы считают само собой разумеющимся, что белые умнее черных. У них нет ни малейших иллюзий, что они могли бы изобрести компьютеры или построить самолеты, и они признают, что черные и белые также различаются по моральным и психологическим характеристикам.

    Более того, африканцы ни в малейшей степени не обижены осознанием этого. В отличие от белых, они не видят врожденной аморальности в признании расовых различий. Некоторые умные, прозападные африканцы обнаружили (так же, как американские черные), что белые боятся мысли о расовых различиях, и научились управлять этим страхом в своих собственных интересах. Но и их, считает доктор Браун, почти всегда можно убедить признать присущие африканцам недостатки.

        Второй тезис доктора Брауна следует из первого: подавляющее большинство чернокожих южноафриканцев не хочет правления черных. По собственному опыту взаимодействия с черными полицейскими и черными бюрократами они знают, что, когда африканцы находятся во власти, они коррумпированы, деспотичны и склонны к репрессиям. Многие негры произносят лозунги «освобождения», но имеют нереалистичные, часто нелепые представления о том, что «освобождение» может означать. Некоторые, если надавить, даже признают: хотя они считают, что правление черных станет катастрофой для Южной Африки, они притворяются, что поддерживают его, поскольку знают - именно этого ожидают от них белые.

    В конечном итоге, как понял доктор Браун, его наблюдения выявили ужасный недостаток белых.
    Collapse )

    Одно из сильнейших вписичлений года уходящего...

    Однажды слегка деепричастившись за Испанскую культуру, от Козьмы Пруткова, до немножко даже и языка, с немножко тамошних задворок...
    И словосочетание
    "La navaja clásica de Albacete"
    Отзывается Лоркой
    "ножи альбасетской стали. вражьей кровью влажнеют, как рыбы из алой стаи"
    Ф16АIII
    Фсю нах романтику под корень угробили, Альбасетская сталь системы "Армадура"
    https://www.youtube.com/watch?v=O3UOHlQSHq8
    Оно и к лучшему.

    (no subject)

    Позор Винни-Пуху - пьянице и педерасту!

    Денис ГОРЕЛОВ, журнал "Столица", 1993 год


    Латентная педерастия антигероев детского экрана бросалась в глаза давно. Инфантильные короли щеголяли детскими чулками и лысинами в разноцветных кудряшках, томно смотрелись в зеркало и отдавали распоряжения, сладко сложив губы птичкой. Злокозненные придворные подводили глаза черным цветом, чувственно дрожали ноздрями и передвигались на высоких каблуках, а их властные дети (дочери) предпочитали хлыст, пряжки и костюмы из черной кожи. Все вместе обожали сажать на колени или наоборот заковывать в кандалы маленьких детей! Фильму "Королевство кривых зеркал" в этом отношении нет равных, однако неадекватное поведение таких персонажей сказочного дня, как Атаманша и Король из "Бременских музыкантов", Квак из "Марьи-искусницы", Волк и Попугай из "Мамы" (Попка не дурак - верьте это так!), наводила на мысль, что детские режиссеры свято чтут хрущевский завет: «абстракционист (syn. негодяй , сука , падла etc) = педераст».
    Collapse )

    Эпичненько попал...

    Сижу, никого не трогаю, фотоаппарат починяю.

    И ничто не пердверещало. И тут из колоновок раздается ЭТО:




    Но, похоже, с колечком китайцы успели первые.

    Если долго смотреть в бездну...

    Зашел в ЖЖшечку много лет взад и под лозунгом про «Батарея — это деепричастие».  Отделение милиции — процесс, даже утварь и вокал иногда пишутся раздельно. И вроде бы полет нормальный, но однажды в магазине подстережет написанный раздельно Дядя Ваня и его:


    толстый кот

    Написал как-то русский поэт Евгений Лукин 1957 года рождения...

    ...пронзительный стишок про древнерусское:

    Что ты, княже, говорил, когда солнце меркло?
    Ты сказал, что лучше смерть, нежели полон.
    И стоим, окружены у речушки мелкой,
    и поганые идут с четырех сторон.

    Веют стрелами ветра, жаждой рты спаяло,
    тесно сдвинуты щиты, отворен колчан.
    Нам отсюда не уйти, с берега Каялы -
    перерезал все пути половец Кончак.

    Что ты, княже, говорил в час, когда затменье
    пало на твои полки вороным крылом?
    Ты сказал, что только смерд верует в знаменья,
    и еще сказал, что смерть лучше, чем полон.

    Так гори, сгорай, трава, под последней битвой.
    Бей, пока в руке клинок и в очах светло.
    Вся дружина полегла возле речки быстрой,
    ну а князь - пошел в полон, из седла - в- седло.

    Что ты, княже, говорил яростно и гордо?
    Дескать, Дону зачерпнуть в золотой шелом!..
    И лежу на берегу со стрелою в горле,
    потому что лучше смерть, нежели полон.

    Как забыли мы одно, самое простое -
    что доводишься ты, князь, сватом Кончаку!
    Не обидит свата сват, и побег подстроит,
    и напишет кто-нибудь "Слово о полку".


    Оставив без внимания великолепное кОгда в первой же строке, обратимся к сути виршей. Как и положено порядочному человеку с хорошим лицом (будущий поэт родился в очень провинциальной, но актерской семье) Евгений Лукин бичует своими виршами русского князя Игоря Святославича, известное предприятие которого стало поводом для написания величайшего образчика древнерусской дружинной поэзии. (Я когда-то писал всякую ерунду о событиях тех лет). Естественно, Евгений Лукин изложил эту эпическую историю, как ее видит интеллигентный человек, который неполжи. В его понимании безымянный русский воин будет скулить: "А-а-а, а-а-а, я маленькая сучка, которой не заплатили за продажную любовь", проклинать князя и, умирая, размышлять о том, что порядочный человек не может жить в этом склепе тотальной лжи, тирании и насилия над личностью. И князь Игорь - плохое говно. Такие песни любят всякие бывалые мужики, иногда военного, но чаще околовоенного образа, потому что они дают возможность сурово, со скупой слезой пожалеть себя и свою загубленную молодость.

    Обратимся, однако, к русским летописным источникам, сохранившим для нас подробности этих событий. История похода довольно подробно изложена в так называемой Русской Летописи по Ипатьевскому Списку, во второй ее части, который называют Киевской Летописью или Киевским сводом. Данный свод, как предполагают, был составлен в 1199 году, как легко догадаться, в Киеве.

    Опущу здесь описание событий, предшествовавших походу, а также его первой стадии, включавшей то самое затмение:

    sochinenie_Slovo_o_polku_Igoreve

    Collapse )

    Да, и раз уж так заполыхало:

    Ни в "Слове", ни в летописном рассказе князь не говорит, что "только смерд верует в знаменья". В слове Игорь говорит вот это самое: "лучше жь бы потяту быти, чем полонену быти, а всядем брати на свои бръзыя комони, да позримъ синего Дону!" В летописном рассказе, когда дружина, смутившись, говорит, что такое знамение не к добру, Игорь отвечает: "Братие и дружино. Тайны Бога никто же не весть. А знамению творец Бог и всему миру своему. А нам сто створит Бог, или на добро или на наше зло, а то же нам видити". Как видим, нет никаких презрительных слов в отношении простых людей, призванных усилить и оттенить поэтический замысел автора, полностью противоречащий ходу событий и отношению князя и его бояр и мужей к простым людям. Есть разумные слова зрелого, достаточно повидавшего, человека. Никто не запрокидывает оскал, да.